Моя дочка иногда меня просто пугает. Она растет нормальным ребенком. Ходит в школу. Посещает секцию спортивной гимнастики. Но бывает замыкается в себе. Ходит хмурая, не с кем не разговаривает. Один раз я спросил у нее:

— Милана, почему ты молчишь?

Дочь внимательно посмотрела на меня и ничего не ответила. Но взглядом практически испепелила. Будто сквозь меня посмотрела. Аж мурашки по коже.

Обычно это продолжается два — три дня и затем Милана снова становится обычной жизнерадостной девочкой.

Я и тогда пытался у нее разузнать, что за приступы серьезности. Но она улыбалась и отвечала, что-то вроде:

— Ой. Да ладно тебе пап. С кем не бывает.

У Милы очень рано не стало мамы. Умерла от рака, когда дочери было всего три года. Поэтому растить и воспитывать ее мне приходится самому. Заново жениться или просто жить с другой женщиной я не хочу. Когда умерла жена, я пообещал себе, что больше женщин в моей жизни не будет. Только дочка. Все для нее. Вот только…

Один раз я пришел с работы раньше обычного. У дочери были каникулы, поэтому она была дома. Встречать меня почему-то не вышла. Я решил, что у нее снова приступ молчания и серьезности. Проходя мимо комнаты Миланы я услышал голоса. Моя дочка говорила с женщиной. Голос женщины я тоже узнал. Его я узнаю из миллиона голосов. Говорила моя покойная жена.

-Мила. Папа скоро придет. Нужно приготовить поесть и убрать квартиру.

-Ну мам. Я хотела поиграть.

-Ты должна меня слушаться. Иначе я снова выселю тебя из тела. В наказание.

-Пожалуйста нет. Мамочка. Я не хочу в пустоту. Я все сделаю.

-Вот умничка. А теперь иди. Мне ещё нужно успеть добраться до врат. Я тебя люблю дочка.

-Я тебя тоже мамуль.

Я не мог поверить своим ушам. Открыв дверь в комнату дочери я не увидел покойной жены. Только Мила. Она сидела на полу, в центре комнаты и смотрела в стену. Я попробовал ее позвать, но она не реагировала. На кухне, что-то упало и разбилось. Я пошел посмотреть. Это ваза упала с холодильника. Обернувшись я видел свою дочку.

-Папа? Почему ты так рано пришел? Из-за тебя я не успею убраться и приготовить еду. Может ты сходишь куда-нибудь на часик, а то я больше не хочу в пустоту.

Я не стал спорить и пошел прогуляться. Нужно было все обдумать. Когда вернулся, моя дочь снова была хмурой и молчаливой. Не выдержав я снова спросил:

-Мила. Что происходит? Почему я слышал голос мамы в твоей комнате?

Милана вновь пристально меня оглядела и на этот раз ответила.

-Мила наказана.

Говорила дочка не своим голосов. Это был голос моей покойной жены.