В то время я работала в психиатрической лечебнице. Проводила первичный осмотр поступающих пациентов.
Среди вновь прибывших была худенькая девушка с темно-рыжими волосами и очень печальными глазами.
В личном деле значилось — склонна к суициду. Осмотрела и передала дальше по инстанции. Уже потом, за чаем, один из коллег поведал мне историю этой девушки, которую звали Виарика.
Родители умерли, когда ей было 8 лет. Воспитывала сначала бабушка, а когда и она отошла в мир иной, воспитанием занялись в детдоме.
После детдома вышла замуж, родила дочку. Но когда дочери было пять лет, муж погиб под колесами машины. На пешеходном переходе.
Через два года Виарика вроде бы оправилась от потери и начала встречаться с мужчиной. Он оказался тираном. Бил и ее и дочку. В один из вечеров, он вернулся домой пьяным и без разбора начал их колотить. Виарика от удара по голове потеряла сознание, а ее дочь этого вечера не пережила. Падая, ударилась головой о тумбочку. Умерла практически мгновенно.
Сожителю дали по максимуму, а Виарика с тех пор на особом контроле. Постоянно пытается на себя руки наложить.
Трагическая и грустная история. Но по работе, я таких историй знаю много.
Виарика пробыла у нас полгода. После чего ее выписали. Я помню тогда ждала автобус и тут она. Посвежевшая, немного поправилась. Улыбнувшись она поздоровалась.
— Здравствуйте Надежда Викторовна. А я вас помню. Вы меня осматривали.
— здравствуйте Виарика. Я рада видеть вас вне стен больницы. Вам уже лучше?
— Да. Немного лучше. Но как жить я всё ещё не знаю.
— Трагедии случаются не только у вас. Нужно справляться.
— я понимаю. Но избавится от чувства вины не могу. Я же могла, понимаете, могла его выгнать, написать заявление в полицию, да что угодно. Но я ничего не сделала. А теперь ее нет. Мы все живы, а она мертва. Но я постараюсь справится.
— Обещаете?
— Да. Обещаю.
Прошла неделя. У меня был законный выходной. Я прилегла немного вздремнуть. Мне приснилась девочка. Худенькая, с пышными рыжими волосами. Она долго смотрела на меня, а потом сказала.
— Вы понравились моей маме. Вас она послушает.
Проснувшись я не могла отделаться от ощущения реальности сна. Такое иногда бывает. Проснешься и не понимаешь, сон это был или не сон.
В ночь с вторника на среду мне снова приснилась эта девочка. Она сидела на лестничной площадке, прижавшись спиной к изрисованной подъездной стене. Обхватив ноги руками, девочка плакала.
Потом, будто заметив, что на нее смотрят, она подняла голову и глядя мне прямо в глаза произнесла.
— Так не должно быть. Она должна жить. Ей рано умирать. Помоги моей маме. Помоги, слышишь!
Закрыв лицо своими маленькими ладошками, она снова заплакала. И только теперь я обратила внимание на надписи за ее спиной.
«Виарика должна умереть», » смерть Виарике!», «Отрежьте Виарике голову».
Я проснулась. Начинало светать. Быстро одевшись я почти бегом выбежала на улицу. Из таксофона позвонила на работу, чтобы узнать адрес Виарики. Как только мне его продиктовали мой коллега и друг Вадик, я поймала попутку и поехала по адресу.
Приехав я кинулась в подъезд. Квартира на первом этаже. Звоню в дверь, тишина.
— скажи соседям вызвать милицию. Мама умирает. Он ее душит.
Я начала колотить во все двери прося о помощи. Дверь одной из квартир открыл парень и спросил, что случилось. Я сказала, что в 13-й убивают человека, срочно нужна помощь. Парень недолго думая сказал где в его квартире телефон, а сам выбежал на улицу и начал бить стекла в квартире Виарики. Я услышала мужской крик.
— ты чё творишь? На тот свет захотел?
— если с ней что-то случиться я тебя на ремни порежу! Крикнул в ответ парень.
Милиция приехала быстро. Ещё быстрее скрутили мужчину, который был в квартире Виарики. Им оказался тот самый убийца ее дочери. Он каким-то образом бежал из колонии и первым делом решил поквитаться с ней за все годы.
Сама Виарика лежала на кухне. Она была без сознания, но жива. Хоть и не совсем цела. Лицо было сплошной кашей из крови и грязи.
Спустя несколько лет я была по работе в том районе. И встретила Виарику. Она шла с коляской. Рядом шагал, широко улыбаясь тот самый парень, который без раздумий кинулся ее спасать. А ещё, немного позади, шла полупрозрачная девочка. Она улыбалась и махала мне рукой. В голове прозвучало
— спасибо.
Не заметив меня, они прошли дальше.
Я рада что у них все хорошо.